Заявление ИФЛА о доступе к информации, соотносимой с личностью, в архивных записях

English | Español | Deutsch

Ελληνικά

Одобрено Правлением ИФЛА 3 декабря 2008 г.

Международная федерация библиотечных ассоциаций подтверждает, что свободный доступ к информации и свобода высказываний – принципы, применимые не только к актуальным материалам, но и к персональным и частным материалам в архивных записях, которые в краткосрочной перспективе могут быть защищены от раскрытия или обсуждения, однако должны быть сохранены и сделаны доступными в долгосрочной перспективе, как часть всеобщего наследия. В соответствии с этим, ИФЛА считает, что:

Библиотекарям следует оказывать полную поддержку в доступе к информации исследователям, которым требуется информация, соотносимая с личностью,1 для биографических, генеалогических и других исследований и публикаций. Им также следует воздействовать на национальных законодателей в тех случаях, когда информация подвергается риску утери и уничтожения, либо остается закрытой в течение необоснованно длительного периода времени.

Библиотекарям следует препятствовать уничтожению архивных записей, которое может позволить правительству скрыть историческую информацию, и сотрудничать с национальными архивами и ассоциациями архивистов в разработке критериев создания прозрачных и рационально устроенных систем регулирования вопросов хранения записей и доступа к ним.

Библиотекарям следует лоббировать скорейшее раскрытие ранее закрытых категорий записей, когда и если их содержание не может быть использовано в ущерб ныне живущим людям.

Библиотекарям следует осознавать свою обязанность – отслеживать национальное законодательство на предмет обеспечения конфиденциальность архивных записей. В частности, библиотекарям следует поддерживать необходимость норм законодательства о неприкосновенности частной жизни в отношении защиты пользователей библиотек от наблюдения со стороны правительственных органов за читательскими и исследовательскими предпочтениями и интересами.

Логическое обоснование

Трудно преувеличить значение находящейся в архивах информации, которая может быть соотнесена с конкретной личностью. Записи и данные, повсеместно собираемые правительствами из самых неотложных и положительных побуждений, включают, но не ограничиваются данными переписи; свидетельствами о рождении, смерти и брачными свидетельствами; записями о военной службе; завещаниями; пенсионными и школьными записями. Архивы и многие библиотеки хранят такого рода записи, или могут предоставить доступ к ним своим постоянным посетителям.

Подобные записи связывают имя индивидуума с его или ее личными данными. Такая связь создает то, что называется «информацией, соотносимой с личностью» (ИСЛ). Существует возможность отделить информацию, соотносимую с личностью, от собранных данных, и использовать их в не персонифицированных, статистических целях, особенно в современной электронной среде. Однако эта же среда позволяет собирать и реорганизовывать данные из множества источников, создавая новые данные, которые могут привести к нарушению приватности индивидуума со стороны государства, компаний или криминальных кругов.

В то же время, это как раз те данные, которые могут потребоваться для генеалогических, исторических и социологических исследований, изучения деятельности правительства в прошлом, настоящем и будущем. Генеалогия и семейная история дают ответ на глубоко сидящую в человеке потребность самоидентификации, которая может быть осознана и подтверждена через семейные и общественные связи. Более того, изучение истории собственной семьи познакомило бесчисленных «исследователей» с техникой, радостями и разочарованиями процесса изучения.2

Опасения, связанные с «кражей личности»3 и терроризмом, а также развитие законодательства и судебной практики, касающихся обеспечения приватности, поощряют правительства и архивные хранилища к введению ограничений на доступ к записям, содержащим информацию, соотносимую с личностью, и даже уничтожению записей такого рода. ИФЛА соглашается с необходимостью обеспечения приватности ныне живущих людей, конфиденциальности деловых операций и безопасности правительственной информации в той мере, в какой эти значимые задачи не противоречат интересам высшего общественного блага. Однако, бессрочное закрытие или уничтожение записей, содержащих информацию, соотносимую с личностью, даже во имя решения перечисленных задач, в конечном счете, являются одной из пагубных форм цензуры.

Примечания переводчика:

  1. personally identifiable information – информация, соотносимая с (конкретной) личностью, термин, который часто неверно переводится как «персональные данные» (personal data) или «личная информация»; в отличии от персональных данных, к которым относятся, например, ФИО и номер паспорта, информацией, соотносимой с личностью, может быть следующая запись «владелец автомобиля с государственным регистрационным номером АБ 123 В 77»;
  2. западная система образования во многом построена на самостоятельном проведении учащимися различных исследований; одним из распространенных заданий является исследование истории собственной семьи, включая биографии сколько-нибудь знаменитых предков;
  3. identity theft – буквально «кража личности, идентичности», означает похищение персональных данных (но не обязательно их носителей, то есть самих документов, скажем, паспорта), позволяющее одному человеку выдавать себя за другого, обычно в преступных или неблаговидных целях.

Евгений Альтовский, перевод на русский язык, 2008
Издание на русском языке. МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех», 2008 

Statements, FAIFE (Committee on Freedom of Access to Information and Freedom of Expression), Privacy, Personally identifiable information, Archives, Access to information

Last update: 29 January 2019